Алар Тамминг: Хаос, порядок и экономика

В школьном возрасте я твердо верил, что учителя умны: что учительница физики знает, что такое гравитация  и из чего состоит вселенная, что учительница биологии знает, как возникла жизнь и каким путем образовалась первая молекула ДНК, что учитель психологии знает, что такое психика человека и что такое его сознание.  Лишь позднее я начал понимать, что они лишь создают у нас такое впечатление. Что на самом деле и учителя и еще более умные ученые имеют об этих проблемах весьма туманные представления.


Сегодня на нас хотят произвести впечатление, будто ученые-экономисты знают, как будет развиваться экономика. Составляются прогнозы о том, на сколько процентов вырастет в следующем году инфляция, когда она начнет соответствовать условиям Европейского Союза и как долго продлится кризис недвижимости.  Однако у меня почему-то вновь возникает то же чувство, что было после школы, когда я обнаружил, что мир, вероятно, устроен сложнее, чем мы предполагаем.


Видно, что прогнозы в области экономики составляются в отношении отдельных процессов: делаются попытки предсказать инфляцию, экономический рост, безработицу. Следовало бы рассматривать картину в целом, т.е. всю тему несколько шире.  Разобраться, каким образом вообще происходит развитие, что является его движущими силами, как возникают кризисы и каким образом успешное преодоление кризиса выводит систему на более высокий уровень развития.


Более широкое рассмотрение всех вещей возможно посредством теории хаоса. Есть такая теория, которая рассматривает процессы, а не отдельные элементы. Когда мы смотрим на водопад, то нет смысла прослеживать путь каждой капельки воды, но следует рассматривать водопад как структуру, элементы которой изменчивы. В каждое мгновенье времени в водопаде находятся новые частицы воды, но сам водопад  постоянен. Таким же образом следует рассматривать и экономику – стараться сосредоточиваться не на том, каким будет в ближайшем будущем конкретный экономический показатель, а на процесс в общем.


Теория хаоса как раз и затрагивает такие процессы. Для того, чтобы внести вклад в понимание взаимосвязи хаоса и порядка, в понимание экономического развития и происходящего в настоящее время или предстоящего (в зависимости от того, как смотрит на мир наблюдатель – реалистически или пессимистически) кризиса, я и собираюсь здесь написать о некоторых основных истинах, и заранее приношу читателю извинения за употребление сложных терминов о развитии мира и за упрощенное обращение с ними.


В мире действует второй закон термодинамики. Его популярный вариант гласит, что сам по себе мир движется в сторону все большего беспорядка и неустройства. Что новый автомобиль, вышедший из заводских стен в безупречном техническом состоянии, когда-то окажется ржавым на свалке; что цивилизации и культуры в длительной перспективе все исчезают;  что комната в квартире почему-то снова и снова оказывается в беспорядке.  На что бы во вселенной мы ни посмотрели, начиная со звезд, которые когда-то сгорят и распадутся на молекулы, движение которых во вселенной будет становиться все более и более хаотичным, – увидим, что этот закон действует абсолютно везде.


Вся вселенная подвержена движению в сторону возрастания энтропии, т.е. беспорядка. Тут следует разъяснить значение понятия энтропии – это мера беспорядка  в системе. Чем больше энтропия, тем больше в системе беспорядка. Энтропия нового автомобиля мала, энтропия же автомобиля, отвезенного на свалку, велика.  Только что построенное и хорошо обставленное жилье имеет малую энтропию, а заброшенный и разрушающийся дом – большую. Это немного неудачное понятие, ибо показывает не развитие и прогресс, а, напротив, регресс.


Так что возрастание энтропии означает развитие системы вспять. И, рассматривая вселенную, ясно, что все процессы, вещи и системы в ней движутся в сторону все большего беспорядка.


Это все стало известно уже в 19 веке, когда в 1865 году в ходе исследования тепловых явлений было составлено соответствующее уравнение. При этом ученых волновал так называемый вопрос на миллион долларов: как это возможно, что во вселенной, которая движется в сторону все большего беспорядка, мы одновременно наблюдаем также и развитие и возникновение все более сложных систем?


Видим, что в результате изначального большого взрыва элементарные частицы возникли не в виде аморфной массы, но сгруппировались в звезды и галактики.  Что из атомов образовались сложные молекулы, что молекулы сложились в макромолекулы.  Кроме того, молекулы соединились в аминокислоты, являющиеся краеугольным камнем жизни, а те, в свою очередь, в простейшие одноклеточные живые организмы.


Все развитие жизни от простых форм к сложным многоклеточным организмам вплоть до человека свидетельствует против этого универсального закона.  Однако развитие не остановилось и на человеке как биологическом существе. У человека возникло самосознание, образовалось общество со всеми его благами и бессмыслицами, развилась экономика. Это все системы со все большим уровнем сложности. Как это оказалось возможным? Наши повседневные наблюдения ни в коей мере не подтверждают действия в этих случаях второго закона термодинамики.


Эта проблема мучила ученых, пока Илья Пригожин не совершил свое открытие, за которое он получил в1974 г. Нобелевскую премию и в котором показал решение этой проблемы. До того времени ученые исследовали закрытые системы.  Закрытой является та система, в которой не происходит обмена энергией, информацией и материей с окружающей средой.  Закрытыми системами являются, например, кирпич или газета. В их случае не происходит никакого развития, они полностью соответствуют второму закону термодинамики, и энтропия в них постоянно возрастает, пока первый не разрушится, а вторая не истлеет. Пригожин исследовал открытые системы, которые находятся во взаимодействии с окружающей средой – те, что обмениваются со средой, материей, энергией, информацией.  Выяснилось, что в открытых системах развитие происходит именно через беспорядок. Для возникновения беспорядка нужен хаос. Однако обнаружилась еще одна неожиданность – хотя внутри открытой системы  степень порядка увеличивается, но каждая открытая система увеличивает энтропию вне своих пределов.  Или иными словами:  при развитии системы увеличивается беспорядок вокруг нее.


На уровне общества, если мы сравним наш становящийся все более суматошным материальный мир с его мобильными телефонами,  iPod-магазинами и небоскребами, с миром Европы 16 века или жизнью какого-либо племени в джунглях Амазонки, то увидим, что современному обществу сопутствуют бесчисленные мусорные свалки.  Глядя на какой-нибудь завод и его большую трубу нам ясно, что на заводе производится какой-то продукт, а через трубу выделяется энтропия, а не наоборот.


Одним словом, неизбежным условием существования каждой открытой системы является то, что она отправляет в окружающую среду энтропию. Возрастанию порядка внутри системы сопутствует рост беспорядка вне ее.


При дальнейшем изучении систем выяснилось, что у каждой системы существует свой предельный порог того, сколько энтропии она может отправить в окружающую среду.  При достижении этого предела, когда система больше не может принимать всю поступающую энергию, информацию и материю и выделять отходы, наступает момент истины, который на научном языке называется бифуркационной точкой, что означает момент разделения надвое.


Это момент, когда вся система становится хаотичной и встает перед выбором одного из двух направлений: будет ли система развиваться дальше и справится ли с флуктуациями, с которыми она не справлялась раньше, или же не выдержит и разрушится.


Рассмотрим это в применении к обществу. Когда Римское государство достигло переломного момента,  стало возможно как его дальнейшее развитие, так и разрушение.  К сожалению в жизнь воплотилось последнее. Зато феодальный строй закончился не устремлением в каменный век, но развитием эры просвещения и капитализма.  Беспорядки в Зимбабве, однако же, закончились некоторое время назад революцией, отбиранием земли у белых и четким устремлением к краху и диктатуре.


Бифуркационная точка – это, таким образом, тот момент, в котором события имеют возможность начать развиваться как в одном, так и в другом направлениях, конечный результат которых совершенно различен.  В этот момент достаточно одного небольшого толчка, и начнет развиваться либо одна, либо другая последовательность событий, конечные результаты которых так же далеки друг от друга, как небо и земля.


Представим себе мяч, находящийся точно на вершине горы.  Достаточно маленького толчка в одном или другом направлении, и мяч покатится вниз либо по южному склону, либо по северному. Результаты этих возможностей будут совершенно разными, но вызывает эту разницу совсем маленький толчок. И именно момент этого толчка в системе, находящейся в нестабильном состоянии, и называется бифуркационной точкой.


При рассмотрении развития экономической и политической систем видно, как наступает сумятица, а затем, после революции или экономического кризиса,  происходит скачок развития. Похоже, что кризису или беспорядку следует радоваться, но, к сожалению, это все не так просто.


С увеличением беспорядка никогда заранее неизвестно в какую сторону пойдет развитие системы. Белорусия и Эстония обе вышли из одного и того же социалистического хаоса, но с абсолютно различными результатами. В одной стране теперь диктатура, в другой – демократия. Доминиканская Республика и Гаити находятся на одном и том же острове, но отличаются друг от друга как ночь и день.


Поскольку при увеличении беспорядка неизвестно, что будет происходить далее, каждая система оказывает капитальным переменам большое сопротивление. Руководители Северной Кореи может быть и понимают, что их система негодна, но до тех пор, пока она не достигнет совершенного хаоса, там не стоит ожидать перемен. Точно так же было бы нереально ожидать, чтобы ЦК КПСС под руководством Брежнева начал переход от социализма к рыночной экономике во время олимпийских игр 1980 г. В системе еще не было достаточно беспорядка.


До сих пор я приводил примеры в основном из политики. Однако тот же принцип действителен и для других уровней, от простых молекул и организмов до образования галактик. Между прочим, Пригожин получил Нобелевскую премию за исследование реакции Заболецкого, в которой показал, как при смешивании четырех веществ начинают образовываться все более сложные цветные узоры и взаимосвязи.


Хорошим примером развития системы является сеть автомобильных дорог какого-нибудь государства, например США. По мере потоянного увеличения количества автомобилей в какой-то момент возникают пробки. Поначалу к обеденному времени или к ночи пробки рассасываются и движение большую часть времени протекает стабильно.  Однако при дальнейшем возрастании числа автомобилей наступает момент, когда дороги более не могут пропускать всю массу автомобилей (как, например, сейчас в Лос-Анжелесе), и тогда система встает перед выбором: прекращать ли дорожное движение или же организоваться на более высоком уровне.


Организации на более высоком уровне в данном случае содействуют проектировщики и строители, которые устраивают дополнительные полосы движения и пристраивают заезды и съезды. После этого система начинает справляться с таким количеством автомобилей, с каким не справлялась ранее.


Полагаю, что сравнение с Америкой здесь более уместно, чем сравнение с центром Таллинна и ведущими к нему дорогами, где видно, что система также не справляется со всем потоком машин. Однако в Таллине почему-то не образуется дополнительных полос, а порой их количество даже уменьшается.
В области экономики и финансового мира сейчас особенно ясно видно, как система больше не может справляться с  ситуацией. В небывалых ранее масштабах заключаются сделки будущего. На каждого жителя земли их приходится в каждый момент времени более чем на миллион крон. Причем это в расчете на каждого новорожденного, папуаса и пигмея. Каждый участник сделки убежден, что система будет работать бесперебойно, а если возникнет какая-либо проблема, то для ее решения есть суд, который взыщет и вернет причитающиеся ему деньги.


Сейчас система работает успешно, но можно вспомнить историю, когда в 17 веке в Голландии во время тюльпановой мании в небывалом количестве заключались сделки будущего по покупке и продаже луковиц тюльпанов.  Когда же цены упали, а продавцы захотели получить с покупателей обещанные миллионы долларов, то покупатели почему-то отказались эти деньги платить.


Конечно же, были обращения в суд, и судебные власти приступили к достойному разрешению проблемы. Возможно, они и разрешили бы некоторые одиночные случаи, если бы количество этих случаев не превысило возможности судов.


Разбор всех неисполненных сделок занял бы у судов сотни лет. Поэтому суд передал проблему парламенту государства, который также ничего не решил и вернул мяч обратно судам. Это мяч таким образом перебрасывали несколько раз, пока не приняли соломоново решение: все сделки будущего признали недействительными.


С того времени финансовая система претерпела значительное развитие. Сейчас совершаются тысячи сделок в секунду, и все они до сих пор в точности исполнялись. Есть надежда, что подобная неразбериха не повторится, однако же мне весьма трудно поверить, что в случае какой-либо серьезной проблемы нынешняя система правозащиты сможет с ней справиться и обеспечить исполнение всех финансовых обязательств.  Как известно, современная финансовая система построена на компьютерной основе, без носителя материальных ценностей.


Наше общество еще не пережило самого большого террористического акта 21 века – взрыва атомной бомбы в большом городе.  Но, скажем, при взрыве атомной бомбы в атмосфере возникает гамма-импульс, который выводит из строя все работающие компьютерные чипы. Нам удобно думать, что где-то имеются запасные копии всех данных, и что дальше все пойдет так же. Но пойдет ли? Возможно ли восстановление всей информации? Я в этом несколько сомневаюсь.


Мировая денежная система, как и все прочие открытые системы, подвержена действию теории  хаоса. Для наступления скачка в развитии необходим хаос, из которого затем родится порядок.  Похоже, что хаос приближается, поскольку входы системы начинают направлять ее к тому порогу, после которого она уже не сможет выделять в окружающую среду достаточно энтропии.


Энтропией в этом случае можно считать ущербы, которые в настоящий момент возрастают. Излишние сделки и риски и чрезмерно большие входные данные не уравновешены своевременным принятием и списанием ущербов, которые начинают теперь скапливаться.


Как известно, в нормальной экономике время от времени принимаются неправильные решения или производится брак. В отличие от строительства или транспорта, где брак сразу виден и нуждается в исправлении, в банковском деле есть возможность прятать неверные решения и ущербы творчески, если не сказать преступно, обращаясь со строками баланса.  Принесшую ущерб деятельность отражают в стоимости приобретения, в оценочной стоимости или же с помощью какого-то уравнения, суть которого никому не известна. Таким образом в банках к настоящему времени накопились скелеты, появления которых на свет никто не желает, и поэтому систему пытаются насколько возможно латать.


Однако хаоса в мировых финансах и банковском деле не избежать. С большой вероятностью этот хаос сметет почти все электронные деньги и мир получит возможность построить новую и лучшую финансовую систему.  Ведь нынешняя попытка построить электронную финансовую систему всего лишь первая. В истории денег можно найти много неудачных попыток делать деньги из ничего. Этим занимались и делавшие золото академики, и правительства, которые переплавляли находившиеся в обращении монеты, клали в них вполовину меньше серебра и затем снова пускали их в оборот, предполагая, что теперь они стали наполовину богаче.


Также и все без исключения бумажные деньги в длительной исторической перспективе превращались в макулатуру. Евро, юани и кроны здесь не составляют исключения.  В долларовом хаосе вскоре не будет сомневаться уже никто. Краха электронных денег человечество еще не переживало, и по своим масштабам он, скорее всего, будет больше и разрушительнее любого предыдущего финансового кризиса в истории. Сейчас около 96 процентов мировых денег находится в банках  в электронном виде, не имея фактического носителя ценности.


Нынешняя система держится только на доверии, и если когда-то владельцы счетов захотят получить свои средства в виде бумажных денег, это окажется невозможным. Система построена на том, что все люди никогда не придут требовать свои деньги одновременно. Это однако же неверно, ибо для того, чтобы привести в движение массы достаточно скоординированной деятельности 5 процентов – и остальные 95 процентов последуют за ними.


Если оставить в стороне известные из фильмов картины 30-х годов ушедшего столетия, когда тысячи людей в Европе и в Америке требовали от банков вернуть им деньги, то можно вспомнить недавний случай с английским банком Northern Rock, где в течение одного дня выросли километровые очереди на получение денег.


В тот раз кризис, к счастью, не распостранился на весь мир, но что будет, если подобные очереди возникнут одновременно в десяти банках и в десяти государствах?  Тогда во избежание беспорядков на улицы будет выведена полиция, банки в интересах общества закроются, однако же людям это деньги назад не вернет.


Основная ошибка, которую делают люди, заключается в том, что они не отличают фактического богатства от виртуального. Фактические богатства – это вещи: автомобили, дома, пища и т.д. То, что мы потребляем. А виртуальные ценности – это деньги и находящиеся на банковских счетах акции и ценные бумаги. Обладание виртуальными ценностями означает, что в течение  определенного периода времени, который может быть довольно долгим, их можно обменять на фактические ценности. Пойти в магазин и купить хоть еду, хоть автомобиль.


У виртуальных ценностей есть еще одно интересное свойство –  они откуда-то прибавляются как бы сами по себе. При обладании акциями возникает чувство, что их курс поднимется и их можно будет обменять на деньги, а за них купить настоящие вещи. Это свойство побуждает людей считать виртуальные ценности даже большим богатством, чем фактические. Они сами говорят, что материальные цености не растут, а находящиеся в банках деньги приносят прибыль.


При этом люди не задаются вопросом, откуда приходит эта прибыль к банковскому вкладу и возрастает ли соответственно ей и доля фактических ценностей в мире. Ответ, конечно же, отрицательный. Если курс акций возрастет в два раза, то владелец акций на миллион крон действительно сможет сделать покупки в магазине на два миллиона, но фактически это произойдет за счет снижения покупательской способности других людей. Из-за того, что этот ущерб распределяется на миллионы людей, он поначалу остается незаметным.


Нынешняя система создает преимущества для некоторых людей, которых можно назвать хитрыми, но в долговременной перспективе она разрушительна для всех. Даже те, кто с ее помощью сперва получат большую прибыть, в итоге будут страдать от понижения уровня жизни.


Поначалу мне это приходило в голову в связи с обменом валюты, при наблюдении за изменениями, происходящими на валютном рынке. Мой вопрос прост: если курс поднимется, и я за счет этого получу прибыль, то кто в этот момент понесет ущерб?  Невозможно же, чтобы что-то возникало из ничего, чтобы богатство возникало само по себе. И тогда я понял, что когда евро поднимается по отношению к доллару, то в выигрыше оказываются все обладатели евро в мире, а в проигрыше – все в мире обладатели долларов, потому что они за свои деньги смогут покупать все меньше. Когда я подумал об этом впервые, мир был значительно стабильнее, чем сейчас, а доллар был самой прочной валютой.


Сегодня  в обороте находится безумное количество долларов, что и послужило причиной тому, что доллар все больше теряет свою ценность.  И, на мой взгляд, этот процесс уже не остановить. Доллар неизбежно придет к коллапсу и возникнет полный хаос с гибелью вкладов и сбережений. В благоприятном случае из этого хаоса вырастет новый порядок, более высокого уровня и лучше, чем нынешний.


Теории хаоса и порядка свойственно то, что мы никогда не знаем, какой будет эта лучшая система более высокого уровня. Часто она является полной противоположностью предыдущей. Еще Гегель в связи с развитием говорил об отрицании ранних стадий и о последующем спиральном развитии, на котором строится отрицание.


Ни одна стадия не хочет ничего знать о последующих, но в то же время последующая стадия разрешает проблемы предыдущей на совершенно новом уровне. Затем в какой-то момент в системе вновь наступает кризис, при котором вновь отрицается предыдущее и строится нечто, внешне похожее на предпоследнюю стадию, но уже на новом, высшем уровне.


Так что за падением доллара последует очевидно новая и лучшая система. Согласно закону отрицания Гегеля ей могут стать деньги, базирующиеся на золотом стандарте, поскольку золотой стандарт начиная с 1971 года уже достаточно отрицался.


Алар Тамминг, магистр психологических наук


О Тавиде

Tavid предлагает инвестиционные монеты по самой низкой возможной цене. Наши клиенты знают об этом и поэтому, предпочитают покупку именно наших продуктов в качестве способа диверсификации риска среди активов других классов.

Последние новости

Партнёры