Гиперинфляция на подходе

Что делают власти, стоя лицом к лицу с экономическим крахом и общественными волнениями? Хэмингуэй отвечал на это так: «Первая волшебная палочка неудавшейся власти – это инфляция национальной валюты, и вторая – война. Обе приносят кратковременное богатство и долговременную боль.»


Два года назад газета «Äripäev» опубликовала мою статью «Грядет большой экономический кризис». Статья вышла в период экономической эйфории, и заключительное предложение статьи – «Но на сей раз пусть никто не говорит, что его не предупреждали» – кроме автора, пожалуй, никто не помнит. В настоящее время прокатилась первая волна экономического кризиса. Именно первая, поскольку, как полагает большинство людей, в ближайшие пару лет кризис не разрешится, а усугубится – это подтверждается также историческим опытом и теорией хаоса Существуют различные сценарии об окончании кризиса. Большинство людей и аналитиков, делающих экономические прогнозы, ждут восстановления ситуации, наблюдавшейся при экономическом буме. Для того, чтобы потребление также как и раньше продвигало экономику, необходимо снова открыть краны займов, что, к сожалению, невозможно. Даже поверхностное ознакомление с теорией хаоса говорит о том, что, если саморегулирующаяся система пересекла критическую границу, то возвращение на предыдущий уровень невозможен. Таким образом, невозможно вернуться от капитализма к рабовладельческому строю, или от рабовладельческого строя вернуться к первобытно-общинной системе охоты и собирательства, точно так же и сейчас нельзя вернуться к капиталистической экономической модели, основанной на потреблении. Развитие всех систем – как общества и предприятий, так и человека – всегда происходит циклично. После периода равновесия наступает время неразберихи, после чего система закрепляется на новом, более высоком уровне, где проблемы, вызывавшие на предыдущем уровне неразрешимые конфликты, могут быть преодолены. Каждый имеет возможность проследить за этим на своих собственных детях – посмотреть, как подростки погружаются в пучину конфликтов пубертатного возраста, и как они, преодалев этот период, становятся более сильными и мудрыми, чем прежде, или вспомнить конец эпохи социализма, когда система не могла более реагировать на внешнюю среду и была повергнута в хаос, после чего сформировалась новая, упорядоченная и основанная на частном капитале система. То же самое может заметить любой руководитель предприятия, проследив процесс развития своей фирмы и вспомнив, каким образом кризисы способствовали развитию фирмы. Без внутренних и внешних противоречий, а также без разрешений этих противоречий  развитие любой системы является ничтожным.


Настоящее положение является очень непростым. Экономическая система достигла  состояния, при котором нет дороги назад. Но хуже всего то, что системе даже не позволяют нормально  реабилитироваться. Нормальная реабилитация означает то, что, если в экономической среде принемаешь неверное решение, то ты также вынужден пожинать плоды своих действий. Другими словами, если банк выдал неудачный заем, то этот банк вынужден обанкротиться. Частные лица и предприятия, сберегавшие свои деньги в этом банке, сделали неправильный выбор, потому потеряли свои деньги. Если частное лицо отдаёт свои деньги на сбережение соседу, а сосед их теряет, то  человек остаётся без своих денег. Всё достаточно просто и логично, но только тогда, когда это касается других и является абстрактным понятием. Власти и центральные банки не хотят мириться с этим – они считают, что можно оживить мертвую лошадь, набивая ей рот овсом. А если она сразу не оживет – значит, мало было овса, потому что, как помнится, когда лошадь успешно скакала, овес она ела с аппетитом.  Так что бесконечные программы по поддержке и стимуляции экономики пока врядли закончатся. Система не может быть восстановлена в миг болезненным способом, потому впереди ожидается  долгий  период мучения. Однако, благодаря человеческому фактору, приближается гораздо большая беда. Экономика, которая сейчас скатывается в канаву по одну сторону, с большой вероятностью может слететь в канаву по другую сторону. Каждый, кто участвовал в ралли и чувствовал, как машина начинает соскальзывать с трассы вперед боком, знает, что, повернув руль слишком сильно, можно легко соскользнуть в канаву по другую сторону. Да, сейчас происходит снижение зарплат и цен, но это всё всего лишь прелюдия к настоящему опусу, имя которому – инфляция. Рассматривая мировую финансовую историю, можно заметить, что все ситуации, в которых предпринимались попытки исправить недостаток денег способом их допечатывания, а не сокращением расходов, закончились гиперинфляцией. Самым свежим примером является Зимбабве, но список этот практически бесконечен: Россия, Украина, Турция, Аргентина, Мексика и т.д.  Гиперинфляция для экономики и финансов является таким же естественным понятием, как функция отправления sms-сообщений в любом новом мобильном телефоне. Людвиг фон Мизес описал это так: «В конце концов массы очнутся и внезапно осознают, что инфляция – это официальная политика, которая продолжается бесконечно. Каждый впадет в смятение и захочет обменять свои деньги на «реальный» товар – вне зависимости от того, нужен ли он ему, и сколько денег он должен за этот товар заплатить.»


В результате исследования, проведенного в отношении 120 стран, выяснилось, что в течение последних 7 лет в 90 странах деньги потеряли не менее половины своей стоимости. К 30 успешным странам были причислены США, Западная Европа, Австралия и еще некоторые страны. Но на этот раз нестабильность системы коснулась и развитых стран, и предпринятые в настоящее время меры могут привести лишь к одному результату, который представляет собой гибель существующей финансовой системы из-за гиперинфляции. Этот процесс особенно ускорен всеобщим неверным шаблоном мышления, утверждающим, что в трудные времена государство должно больше вмешиваться и покупать тотвары и услуги, чтобы люди не оставались без работы.  Если бы в государственной казне были деньги, на которые была бы возможность делать покупки и выплачивать зарплаты, то все было бы в порядке, но, к сожалению, этих денег нет. И как бы ни называли покупку услуг и товаров без денег – хоть изысканными терминами вроде Кейнсианской экономической теории, хоть как-нибудь еще – сути вещей это не меняет. Государство хочет получить услугу, давая взамен деньги, которые вскоре потеряют ценность. А если бы допечатывание денег (программы по поддержке и стимуляции экономики)  решало бы экономические проблемы, то мы бы уже давно веками жили в богатстве и благополучии.


Да, на данный момент  проявления гиперинфляции не наблюдаются , но у процессов своя внутренняя логика и ход времени. К примеру, когда машина выезжает из гаража, то она вначале тоже движется задним ходом, и это направление может не иметь никакого отношения с местонахождением конечного пункта. По-видимому, отрасль машиностоения и другие предприятия уже спасены, но в действительности это лишь  шаги, ведущие к гиперинфляции. В определенный момент цены выростут, затем нужно будет поднимать и зарплаты, чтобы люди могли сводить концы с концами.  Поднятие зарплат снова приведет к взлету цен, поскольку на имеющиеся деньги будут приобретаться большее количество товаров, что снова приведет к поднятию зарплат. В какой-то момент этот процесс начнет ускоряться, и надежда властей и центральных банков на то, что им удастся удержать инфляцию под контролем, разобъётся подобно тарелке при очередной классической семейной ссоре. Во время ускоряющейся инфляции все занимающиеся производством предприятия испытывают трудности, поскольку постоянно начинает происходить так, что денег, полученных с проданного товара, не хватает на оплату сырья для производства нового товара, так как оно значительно подорожало. Если в обычном экономическом цикле после производства товаров из сырья и их продажи у предприятия оказывается больше денег, чтобы можно было купить еще больше сырья и произвести из него новую продукцию – то есть, получить прибыль, то в период гиперинфляции вырученных с продажи товаров денег не хватает на приобретение нового сырья, и после каждого товарооборота фирма становится беднее, чем прежде. В настоящий момент эту концепцию сложно понять, но когда такое время настанет, то, вероятно, вышеприведённый отрывок вспомнится.


Но у всего этого есть и хорошая сторона – начало гиперинфляции означает также начало конца кризиса. Все это, конечно, ценой гибели имущества, накопленного людьми и предприятиями в течение многих лет, но тут нечего поделать, потому что это накопленное и заработанное годами имущество к настоящему моменту растрачено и выплачено в виде высоких премий и зарплат всевозможных пенсионных и страховых фондов через тонкие механизмы перераспределения. К сожалению, бесплатный сыр бывает только в мышеловке, и весь мир обязан расплатиться за это . Экономический кризис настал, и на очереди гиперинфляция.


В заключение повторю фразу из предыдущей статьи: «Пусть никто не говорит, что его не предупреждали». Хотя, от этого призыва толку так же мало, как от речи в пустой церкви или полном народу трактире – все равно никто не слушает.


Статья отражает личное мнение автора относительно процессов, происходящих сейчас во всем мире.


О Тавиде

Tavid предлагает инвестиционные монеты по самой низкой возможной цене. Наши клиенты знают об этом и поэтому, предпочитают покупку именно наших продуктов в качестве способа диверсификации риска среди активов других классов.

Последние новости

Партнёры